Въезд в рф при диагнозе вич

Въезд в рф при диагнозе вич

Особенности жизни ВИЧ-положительных людей в России

Количество ВИЧ-инфицированных в России растёт. Однако общество сумело адаптироваться и выработать меры, при которых больные не чувствуют себя ущемлёнными в правах. То же касается иностранцев и лиц без гражданства, поражённых ВИЧ-инфекцией. Раньше пребывание таких людей в РФ считалось нежелательным, но в последнее время, как показывает практика, российское общество стало относитьтся к ним лояльнее.

Распространение ВИЧ-инфекции в России

В 1981 году американские медики выявили и описали ранее неизвестное заболевание, названное синдромом приобретённого иммунодефицита. До 1983 года причина болезни оставалась неясной, что привело к распространению среди обывателей мистических толкований, вплоть до божьей кары наркоманам и гомосексуалистам.

20 мая 1983 года в журнале Science были опубликованы работы исследователей из Франции и США, выделивших ретровирус, вызывающий СПИД. Тогда же появился термин — вирус иммунодефицита человека, или ВИЧ. Выяснилось, что люди, заразившиеся этой инфекцией, проходят через несколько этапов заболевания, а СПИД — это терминальная, необратимая стадия.

Россия в те времена была частью СССР, на территории которого не фиксировались случаи СПИДа. Казалось, беда где-то далеко. В 1984 году известный советский литератор Станислав Куняев написал стихотворение, в котором были четыре строки, породившие немало дискуссий и критики:

Нет, не зря в ледовитый торос
упирается русская карта:
одинаково страшен мороз
и для СПИДа, и для Бонапарта.

Поэтическое пророчество не оправдалось. Год спустя в СССР зарегистрировали первую смерть от СПИДа, правда, у иностранного гражданина. Однако уже в 1988 году произошли массовые заражения ВИЧ при переливаниях крови, которая не была проверена на наличие вируса. Стало ясно, что угроза эпидемии неминуема.

В современной России борьба со СПИДом и профилактика ВИЧ ведутся полномасштабно на государственном уровне. Но говорить о победе над «чумой XX века» рано. Уровень заболеваемости по-прежнему высок.

Исследования показывают неравномерность ВИЧ-инфицирования от региона к региону

Эксперты считают, что в первую очередь страдают области, лежащие на пути наркотрафика. А также крупные города, в которых уровень зарплат выше средней по России. Туда устремляются трудовые мигранты, а зажиточность горожан повышает спрос на наркотики и секс-услуги.

Не менее наглядную картину даёт показатель количества заражений на 100 тысяч человек.

Ситуация с ВИЧ в регионах России разная

Неблагоприятная обстановка наблюдается во многих областях и республиках РФ. В 2016 году количество ВИЧ-инфицированных в России превысило 1 млн человек, когда говорят об эпидемии ВИЧ, не преувеличивают.

По смертности лидируют регионы, в которых распространено употребление наркотических веществ

Профилактика ВИЧ, развитие фармакологии и успехи медицины позволили снизить заболеваемость СПИДом и распространение инфекции. Практически сведены к нулю случаи заражения при переливаниях крови. Ведётся регулярная работа по информированию населения об угрозе заболевания и методах его профилактики. Однако наркомания и незащищённый половой акт по-прежнему являются факторами повышенного риска.

ВИЧ не передаётся через рукопожатие, объятия, поцелуй, укусы комаров или других насекомых. Купаясь в бассейне или посещая общественную баню, больные ВИЧ не создают угроз передачи инфекции здоровым людям.

В борьбе с распространением ВИЧ немаловажным является и то, как общество относится к заражённым. Изначально доминировали страх, отчуждение и даже презрение. Однако после того как публике открылась правда о наличии этой болезни у таких мировых знаменитостей и кумиров миллионов людей, как лидер рок-группы Queen Фредди Меркьюри, танцор Рудольф Нуреев, писатель-фантаст Айзек Азимов, теннесист Артур Эш и другие, многие изменили своё отношение и поняли, что инфицированные люди уязвлены физически и психологически и им требуется помощь и поддержка. Переломным моментом стал выход в прокат фильма «Филадельфия» (1993 г.) с Томом Хэнксом в главной роли. Талантливо показанная история о молодом человеке, умирающем от СПИДа и при этом борющемся за свои законные права, нашла отклик у миллионов зрителей во всём мире. Перемены в общественных настроениях к проблемам ВИЧ-больных шли параллельно с научными разработками новых вакцин и методик лечения, доказавших возможность успешного противостояния заболеванию.

Видео: проблемы лечения ВИЧ в РФ

Особенности жизни с ВИЧ в России

На фоне тревожной статистики есть хорошие новости:

  1. Продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных сравнялась с тем же показателем у здоровых людей.
  2. Смертность от ВИЧ в РФ сократилась вдвое во всех возрастных категориях, в том числе среди молодых людей.

ВИЧ перестал быть смертным приговором. Вовремя начатое лечение и соблюдение врачебных рекомендаций позволяют ВИЧ-инфицированным жить полноценной жизнью: работать, создавать семьи, воспитывать детей. Люди, страдающие от этого вируса, перестали быть париями общества. Информированное население знает, что ВИЧ не передаётся бытовым или воздушно-капельным путём, поэтому инфицированные дети могут посещать детские сады и учиться в общеобразовательных школах. Блестящие успехи медицины позволили инфицированным матерям рожать здоровых детей, что происходит в 98 случаях из 100.

Кроме медицинской помощи ВИЧ-инфицированным обеспечена защита государства в соответствии с Федеральным Законом РФ от 30.03.95 № 38-ФЗ.

Красная лента — символ борьбы со СПИДом

ВИЧ-инфицированным гарантированы права на получение медицинской помощи, а также вводится запрет на ограничение их прав и свобод. Например, человека, заражённого вирусом, нельзя увольнять с работы, отказывать ему в трудоустройстве или приёме на учёбу. Несовершеннолетним назначаются социальные пособия. Отдельные льготы для ВИЧ-носителей не предусмотрены, но если больной получает инвалидность, то ему положены субсидии. Например, ВИЧ-больных ставят в льготные очереди на получение социального жилья наравне с другими инвалидами, нуждающимися в улучшении жилищных условий.

Помощь государства и позитивный настрой общества привели к тому, что ВИЧ-инфицированные не замыкаются в себе и живут полноценной жизнью. В качестве примера можно привести известного тележурналиста Павла Лобкова, открыто сообщившего о наличии у него ВИЧ-инфекции с 2005 года. Он остаётся в профессии, и болезнь не мешает его творческой карьере.

Несовершеннолетние с ВИЧ считаются инвалидами с детства. По достижении ими 18 лет врачебная комиссия решает вопрос о снятии или сохранении инвалидности в зависимости от состояния их здоровья.

Что касается усыновления, то подход в каждом случае индивидуальный. Закон требует, чтобы усыновитель был способен обеспечивать уход и содержание ребёнку. До последнего времени практика усыновления была такова: супругам, один из которых здоров, разрешалось усыновление, несмотря на наличие инфекции ВИЧ у другого. Сейчас уже подготовлен комплект документов по стратегии борьбы с ВИЧ. В нём описаны случаи, при которых ВИЧ-инфицированные смогут усыновлять детей.

В документе предусматривается, что ВИЧ-инфицированным разрешат усыновлять детей. Во-первых, это возможно, если человек принимает терапию. Кроме того, есть дети-отказники с ВИЧ-инфекцией. Почему же ВИЧ-инфицированный не может усыновить такого ребёнка?

Источник в Правительстве РФ

https://lenta.ru/news/2017/04/28/adoption/

Видео: разрешение усыновления для ВИЧ-инфицированных

Въезд в Россию ВИЧ-инфицированных

ВИЧ — общемировая проблема. Россия не может закрыться от остальных государств, какой бы уровень ВИЧ-заболеваемости в них ни регистрировался.

Данные приведены бюро ЮНЕСКО в Москве

Заботясь о здоровье нации, руководство страны определило порядок въезда ВИЧ-инфицированных на территорию России.

Статья 10 Федерального закона от 30.03.1995 N 38-ФЗ требует, чтобы иностранцы и лица без гражданства, оформляя въездную визу на срок более 3 месяцев, предоставляли в российское консульство сертификат об отсутствии ВИЧ-заболеваний. Непредоставление справки или наличие инфекции приводило к отказу выдачи визы. Условие не касалось дипломатов и официальных представителей.

Статья 11 этого же закона определила последствия выявления ВИЧ-инфекции у больных, находящихся на территории РФ. Иностранцы и лица без гражданства, у которых в России не было близких родственников — супругов, родителей или детей, подлежали депортации.

Закон был принят в 1995 году, когда заражение ВИЧ считалось безнадёжным заболеванием, а больные СПИДом воспринимались как угроза для окружающих. С первых дней применения закон подвергается критике по следующим пунктам:

  1. РФ поддерживает безвизовый режим въезда со многими странами, откуда больные ВИЧ могут прибыть, не предъявляя справок.
  2. Ряд стран на взаимной основе стали требовать аналогичные справки от россиян, подающих документы на открытие визы.
  3. Форма справки не установлена, поэтому консульские учреждения РФ на местах были вынуждены обозначить критерии достоверности, не обладая достаточными средствами для определения подделок.
  4. Опасен не сам ВИЧ-инфицированный, а нарушение санитарных правил при близком контакте с ним. Уже установлено, что основные пути передачи ВИЧ — это незащищённый секс и использование одного шприца для многократных инъекций среди наркоманов.
  5. Закон выглядит дискриминационным, что негативно отражается на имидже России в мире.

В марте 2015 года Конституционный суд РФ признал неправомерными отказы в визе или депортации в случаях, когда у ВИЧ-больных в России проживали близкие родственники. В 2016 году применение закона претерпело изменения в пользу инфицированных. В настоящее время на рассмотрении в Правительстве РФ находится законопроект о снятии дискриминационных ограничений для въезжающих иностранцев, если они:

  • соблюдают медицинские предписания;
  • не являются антисоциальными элементами.

Правоведы считают, что новая редакция закона будет принята, так как в научной медицинской среде растёт уверенность в появлении новых фармакологических средств, которые обеспечат полное выздоровление ВИЧ-инфицированных.

Видео: с диагнозом ВИЧ можно жить

Дискриминация ВИЧ-инфицированных не должна проявляться вне зависимости от того, являются ли они гражданами РФ, иностранцами либо лицами без гражданства, пребывающими на территории России или открывающими въездную визу сроком более 3 месяцев. На рассмотрении в Правительстве РФ находятся документы, после подписания которых произойдёт коррекция правоприменительной практики в отношении ВИЧ-инфицированных.

«Иди куда хочешь»

Минздрав попросят отменить запрет на въезд и пребывание в России мигрантов с ВИЧ

Фото: Виктория Одиссонова/«Новая газета»

  • На трехдневной встрече в Москве в пасхальные выходные представители организаций гражданского общества на базе Региональной группы по здоровью мигрантов (и при поддержке фонда «Шаги) » из стран региона Восточной Европы и Центральной Азии планомерно составляли проект резолюции. В нем — предложение о глобальном пересмотре запрета на въезд в Россию мигрантов с ВИЧ.

    В 2017 году на ВИЧ было протестировано около 2,5 миллионов иностранных граждан, находящихся на территории России. Чуть более чем 700 человек оказались с ВИЧ-положительным статусом (примерно 100/100 тыс. чел).

    Согласно данным Роспотребнадзора, с 2007 года в результате обследования более 19 миллионов иностранных трудовых граждан ВИЧ был обнаружен у 21 тысячи из них.

    Раньше таким людям почти сразу же показывали на дверь: они подлежали выдворению из страны. Около года назад произошло смягчение запрета: появилась надежда остаться у тех, чьи близкие родственники являются гражданами России. Сегодня подобные решения по большей части принимаются в судебном порядке, однако позитивных исходов и случаев воссоединения семей все больше.

    Претендовать на значимую помощь мигрантам с ВИЧ в России не приходится: они сталкиваются с целой серией запретов, притеснений и проблем. В первую очередь — медицинских. От банальной невозможности обратиться к стоматологу, которому стоит сообщать о своем статусе, до отсутствия доступа к лечебной терапии.

    «Эта законодательная норма о нежелательном пребывании иностранцев с ВИЧ на территории России ломает судьбы людям, — говорит Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник ВШЭ, занимающийся исследованиями в сфере здоровья мигрантов, и один из организаторов встречи. — Человек приезжает сюда, узнает о том, что у него ВИЧ, и, вместо того чтобы нормально лечиться или рассмотреть доступные опции, какие есть, он понимает, что он либо должен срочно менять все свои жизненные планы и уезжать домой, либо оставаться в России на нелегальном положении.

    И это очень драматично, потому что ты становишься, по сути, нелегалом, недокументированным мигрантом, и уже в каждом официальном чиновнике ты начинаешь видеть потенциальную угрозу, что тебя сдадут в миграционную службу.

    Это не только про лечение ВИЧ, это про весь комплекс медицинских услуг. Вообще про самоощущение человека: он ничего не нарушил, абсолютно ни в чем не виноват, но его уже клеймят этим клеймом преступника фактически. Это ведь пожизненный запрет на пребывание в стране. Если от туберкулеза или других инфекций, передающихся половым путем, ты излечился, принес справку, то все — ты легально можешь находиться в этой стране, то с ВИЧ, даже при нулевом показателе, такое не работает».

    На встрече говорят, что проблема заключается как раз в самой российской медицинской системе: не хотят поощрять медицинский туризм, вот и оставляют в силе этот запрет. Кто-то из спикеров колко отвечает: «Но медицинским туризмом в итоге-то занимаются сами москвичи, когда во Владимирскую область зубы лечить ездят».

    Но у приехавших активистов и врачей из других стран (большинство из них — страны постсоветского пространства) стигм и дискриминаций внутри страны не меньше, чем в России. А вот помощи иногда — больше. Цель их встречи — трансграничный диалог, попытка объяснить правительству и Минздраву России, что помощь мигрантам — это не туристическая услуга.

    «Россия — последняя страна в Европе, где существует такая норма относительно нежелательности пребывания иностранца с ВИЧ», — говорит Даниил.

    Карина Попа, «Союз организаций, работающих в области ВИЧ и снижения вреда»

    «У нас раньше ВИЧ-инфицированные родители не могли объявить в школе о своем статусе, так как родители других детей тут же были против, чтобы их ребенок учился в одном классе с их ребенком (хотя зачастую их ребенок был абсолютно здоров).

    Раньше ВИЧ-инфицированный человек, который даже не раскрывал свой статус сам, но о нем становилось известно от сторонних людей, не мог устроиться на работу.

    Сейчас ситуация немного улучшилась.

    В Молдове очень долгое время проекты по снижению вреда от ВИЧ финансировались из Глобального фонда. В настоящее время Глобальный фонд сокращает свое финансирование с целью, чтобы государство выделяло бы собственные средства. И государство постепенно перенимает на себя эти обязательства финансирования: с прошлого года часть проектов финансируется именно государством: оно предоставляет также бесплатную антиретровирусную терапию и психосоциальную помощь.

    Мигранты из Молдовы в России с ВИЧ-положительным статусом также сталкиваются в первую очередь со стигмой и дискриминацией: они боятся, во-первых, говорить и обращаться за медицинскими услугами. Во-вторых, они боятся депортации.

    В Молдове, конечно, не наблюдается такой поток мигрантов, как в России. Но легальные мигранты у нас получают весь комплекс медицинских услуг. Нелегальные мигранты также могут получить эти услуги, но более обходными путями. Например, можно сказать, что это человек без определенного места жительства, но не заострять внимание на том, что он мигрант».

    Екатерина Артеменко, социальный работник

    Я 20 лет работаю в сфере профилактики ВИЧ-инфекции [c 2011 года — в России], в том числе я работала в этой сфере и в Киргизии с 99-го года. И, когда я начинала работать на юге Киргизии, у нас в области состояло на учете 9 человек. На сегодняшний день там порядка 6 тысяч. Тогда не было, конечно, такого уровня выявляемости: тестировали меньше, выявляли, соответственно, меньше.

    Но, к сожалению, уровень стигмы и дискриминации все еще крайне высок. ВИЧ-положительная женщина не может выйти замуж.

    Были случаи, когда происходило внутрибольничное заражение, в том числе и женщин, — так от них отказывались мужья, их выгоняли из семьи.

    Была очень громкая история в 2006 или 2007 году, когда произошло внутрибольничное массовое заражение детей в двух районах Киргизии [в 2007 году около 40 детей были заражены ВИЧ в детских больницах городов Ош и Ноокат на юге Киргизии — прим.]. — Сегодня в стране порядка 600 детей, которые были заражены ВИЧ в больницах. Большая часть детей, к сожалению, умерла, опять же по причине стигмы: родители, боясь огласки, даже не ставили детей на учет. Несмотря на то что это была не их вина.

    Среди прочих были такие семьи, где женщин бросили мужья, несмотря на то что женщина ВИЧ-отрицательна, а ребенок заразился.

    К сожалению, считается, что ВИЧ-инфекция — это удел самых неблагополучных, скажем так, людей, поэтому многие и боятся себя ассоциировать с данной группой, чтобы избежать лишних проблем.

    В Киргизии сейчас очень много некоммерческих организаций оказывают помощь и поддержку людям, живущим с ВИЧ. Есть свои ассоциации по всей стране для таких людей. Лечение ВИЧ-положительные пациенты получают за счет средств не государства, а Глобального фонда. Но государство оказывает всяческую поддержку.

    Мои соотечественники, приезжающие сюда, да еще и с ВИЧ-положительным статусом, не могут иметь здесь доступ к какому-либо медицинскому обслуживанию. Естественно, они не хотят возвращаться на родину, так как есть ребята, у которых существует реальная угроза для жизни. В первую очередь это такие группы мужчин, которые практикуют секс с мужчинами. Поэтому они приезжают сюда [в Россию] за спасением, но и здесь не могут получить легальный статус и находятся буквально между небом и землей.

    Азербайджан

    Камран Рзаев, организация «Гендер и развитие»

    Наша организация в основном работает с группой МSM (Man-sex-man), и у этих людей двойная дискриминация: они и геи, и ВИЧ-положительные люди. В самих медучреждениях по профилактике ВИЧ и СПИД нет дискриминации со стороны врачей, поскольку мы уже много лет работаем в этой теме, и с врачами в том числе. Основная дискриминация, конечно, на домашнем и общественном уровне.

    Дома не знают, что такое ВИЧ или СПИД. Родители не знают, окружение не знает. Или они знают, что это очень плохая болезнь, стыдная, потому что она передается половым путем.

    Можно услышать: «Лучше бы ты заболел раком. Рак — это не стыдно. Рак — это раз, и умер. А ВИЧ — это стыдно». А если узнают, что человек еще и гей… Так уже двойная дискриминация и происходит.

    Люди в основном скрывают свой ВИЧ-статус, очень редко кто его раскрывает, поскольку очень боятся увольнений с работы.

    В Азербайджане бесплатная антиретровирусная терапия, страна на 100 процентов закупает сама лекарства, без помощи международных организаций. Если у тебя ВИЧ-положительный статус, то ты без проблем ходишь и получаешь терапию. Есть и стоматологический кабинет специальный для ВИЧ-инфицированных людей.

    Однако были некоторые неприятные случаи с беременными женщинами. У нас в обязательном порядке есть тесты на ВИЧ перед родами. И были случаи, когда ВИЧ-инфицированным женщинам в платных клиниках отказывались принимать роды, потому что врачи боялись. Говорили: «Иди куда хочешь. В нашей клинике ты рожать не будешь». Вот вроде бы медперсонал, но он настолько далек от всего этого, что они на том же общественном сознании — «о, ВИЧ — это плохо. Мы заразимся, даже если дотронемся».

    Самая главная проблема для мигрантов из Азербайджана в России — это получение антиретровирусной терапии. Человек, если не знает, что он ВИЧ-инфицированный, то его либо депортируют, либо он вынужден вернуться сам в Азербайджан. Если люди знают о своем ВИЧ-статусе, то они обычно берут лекарства на полгода в наших СПИД-центрах (идут на уступки), приезжают в Россию, но через полгода они снова вынуждены возвращаться.

    Азербайджанское правительство бесплатно дает всем лечение. Даже ВИЧ-инфицированным мигрантам в своей стране. Не имеет значения твое гражданство или легальность пребывания.

    Гаянэ Мартиросян (имя изменено), имеет ВИЧ-положительный статус

    13 лет назад я вышла замуж. Муж был гражданином России, я была гражданкой Армении. Мы переехали жить в Россию. Я подала документы на вид на жительство. Он учился, у нас были громадные планы… И тогда я была на третьем месяце беременности.

    И одновременно в поликлинике и в анализе при подаче на вид на жительство у меня выявили ВИЧ-инфекцию. Тогда я не понимала, что это такое. Потом мне сказали, что обязаны дать мне профилактику. Меня не депортировали, просто сказали, что мне лучше переехать обратно в свою страну.

    Мы переехали обратно в Армению.

    У мужа также обнаружился ВИЧ. Ему пришлось переехать в Россию и получать терапию здесь. Потом вернулся обратно. В Армении лекарства тогда мигрантам не давали. Сейчас уже неважно, из какой ты страны. Всем дают.

    В Армении мы живем с закрытым статусом. У нас двое детей. Они ходят в школу, садик. Открыть свой статус — означает подвергнуть дискриминации и детей.

    В организации, где я работаю, знают про мой статус и относятся нормально. Но были случаи, когда на работе у людей узнавали про их статус и просили уходить по своему желанию, хотя законодательно нет никаких запретов на занимаемые должности.

    В России страшно то, что тебя могут депортировать. Мигранты предпочитают не рассказывать про свой статус.

    Белоруссия

    Борис Сергеев, исследователь из Международной организация по миграции

    Основная проблема в Беларуси, да и в России тоже, пожалуй: у них предоставление медицинской помощи при ВИЧ основывается на двусторонних соглашениях между Беларусью и той страной, откуда приехал человек. И никто эти соглашения (из врачей, по крайней мере) не знает. То есть это очень запутанная система — каждый раз порядок будет меняться: для кого-то это может быть полностью бесплатная помощь, например для граждан России. А для граждан Украины, Туркменистана порядок будет уже совершенно другой и будет варьироваться в зависимости от содержания этих двухсторонних договоров. Существует очень большая неразбериха: кто может эту помощь получать и на каких основаниях.

    В основном вся медицинская помощь для мигрантов осуществляется на платной основе, а у самих людей нет средств, для того чтобы эту помощь оплачивать.

    Кое-что в Беларуси делается, наверное, больше, чем в России: у них есть программы государственной помощи вынужденным переселенцам из Украины. За государственный счет большая часть медицинских услуг предоставляется.

    Серьезной проблемой является то, что многие здоровые люди не считают ВИЧ какой-то проблемой. Они считают, что эта проблема их не касается, они неуязвимы и заразиться не могут, поэтому нечего предпринимать тут какие-то предохранительные меры.

    В России могут разрешить пребывание иностранцев с ВИЧ

    Правительство вернулось к обсуждению вопроса о том, чтобы разрешить пребывание ВИЧ-инфицированных иностранцев в России. Пока таким пациентам можно находиться в стране лишь в случае, если в РФ у них есть близкие родственники. Эксперты считают, что число ВИЧ-инфицированных иностранцев в России невелико, поэтому они не могут повлиять на рост заболеваемости. Но нужно определить, кто и как будет финансировать их лечение.

    О том, что в правительстве прорабатывают вопрос «о снятии ограничительных мер по въезду и пребыванию в России иностранцев с ВИЧ-инфекцией», сказано в письме за подписью замминистра здравоохранения Сергея Краевого в «Восточноевропейское и центральноазиатское объединение людей, живущих с ВИЧ». Документ, с которым ознакомились «Известия», подготовлен совместно со специалистами МВД, Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) и Роспотребнадзора. В Минздраве подтвердили отправление такого письма.

    Правительство уже обсуждало идею об открытии границ для больных ВИЧ иностранцев. В начале 2017 года было решено не делать таких послаблений. Затем в мае 2018-го Роспотребнадзор получил полномочия отменять решение о депортации, если у инфицированных есть близкие родственники в России, они придерживаются лечения и активность вируса достаточно низка (у таких пациентов минимален риск развития СПИДа, они практически безопасны для партнеров).

    «Вопрос дальнейшего снятия ограничительных мер по въезду и пребыванию на территории Российской Федерации больных ВИЧ-инфекцией прорабатывается с привлечением экспертного сообщества», — сказано в письме Минздрава.

    По данным ведомства, чаще всего ВИЧ выявляют у мигрантов с Украины, из Узбекистана, Таджикистана и Молдавии. С 1987 по 2017 год в России было выявлено 32,4 тыс. инфицированных иностранцев, причем 45% случаев — за 2013–2017 годы.

    В ФМБА и Роспотребнадзоре оперативно не ответили на запрос «Известий» относительно их позиции по поводу снятия ограничений для ВИЧ-инфицированных иностранных граждан. В МВД заявили, что не комментируют «проекты нормативных правовых документов, разработчиком которых является иной федеральный орган исполнительной власти».

    В России официально зарегистрировано 808,9 тыс. ВИЧ-инфицированных. По оценочным данным (включая анонимные анализы), их больше — 998,5 тыс. человек, сообщали в Минздраве ранее.

    Россия — одна из немногих стран, где сохранились ограничения на въезд и пребывание ВИЧ-инфицированных иностранцев, рассказал директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

    — Это правило необходимо отменить так же, как это сделали другие развитые страны мира, — считает он.

    Но важно проработать вопрос о том, за чей счет будет оплачиваться лечение иностранцев с ВИЧ. Антиретровирусная терапия необходима им, чтобы не заражать окружающих и не усугублять свое состояние, пояснил эксперт.

    — Сейчас на бесплатную антиретровирусную терапию могут рассчитывать только граждане России. Прежде чем отменять запрет на пребывание иностранных граждан, нужно наладить взаимодействие с другими государствами о перечислении денежных средств на лечение. Либо создать международный фонд, который будет выделять деньги, — считает Вадим Покровский.

    Менее 3% от всех новых случаев заражения ВИЧ приходится на внешних мигрантов, рассказал руководитель программ благотворительного фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Кирилл Барский. Это крайне малая доля, отметил он.

    — Их не стоит высылать из РФ еще и потому, что многие не могут вернуться из-за угроз в своей стране. Люди уходят в подполье, отчего происходит ухудшение здоровья и, следовательно, распространение инфекции, — пояснил эксперт.

    Сегодня иностранцы проходят медицинское освидетельствование для получения патента, дающего право на работу в России. Также сдают анализ на ВИЧ те, кто хочет получить разрешение на временное проживание или вид на жительство. Согласно российскому законодательству, инфицированные мигранты подлежат депортации «в связи с наличием обстоятельств, создающих реальную угрозу здоровью населения».

    Ранее «Известия» писали, что лечение антиретровирусной терапией помогло снизить вирусную нагрузку у четверти ВИЧ-инфицированных в России. У этих пациентов минимален риск развития СПИДа. Кроме того, они практически безопасны для своих партнеров. К 2020 году ведомство планирует увеличить показатель до 90% — для этого нужно существенно расширить охват больных бесплатными лекарствами.

    ВИЧ не пройдет! Граница на замке

    Депортация из-за ВИЧ распространена в России как анахронизм конца 1980-х — начала 1990-х гг., когда была вспышка заболевания, — тогда во многих странах требовали сертификат ВИЧ. Позже от требований сертификата или каких-то ограничений на Западе отказались, а у нас оставили.

    Закон «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека» был принят 30 марта 1995 года. Иностранный гражданин обязан сдать тест на ВИЧ для получения вида на жительства, гражданства, трудовой, студенческой визы или визы со сроком пребывания больше трех месяцев. Если ВИЧ выявили, иностранца депортируют.

    На деле же оказывается, что высылают тех, кто честно сдал анализ и принес сертификат, а не тех, кто просто купил справки (цена такой справки об отсутствии ВИЧ-инфекции колеблется от 500 до 1000 рублей в зависимости от региона). Решение о высылке ВИЧ-инфицированных должно приниматься из соображений равновесия между частным и общественным интересом: на основе прошлых определений Конституционного суда уже были решения, когда ВИЧ-инфицированных оставляли. Но были и решения о депортации, поскольку все же чаще судьи принимают решения, о которых просит официальный орган.

    Кроме России, иностранцев с ВИЧ-инфекцией по-прежнему депортируют в 23 странах: в том числе, в Египте, Венгрии, Ираке, Южной Корее, КНДР, Сирии, Ливане, Катаре, Туркмении и ОАЭ. Всего различные ограничения действуют в 35 странах, территориях и областях. К примеру, в США отменили запрет на получение виз и въезд в 2009 году. Президент страны Барак Обама утверждал, что изменения призваны устранить несправедливость, и позволят спасти больше людей, которые перестанут стесняться диагноза.

    Из заявления Организации Объединённых Наций: «Не существует каких-либо доказательств того, что ограничения на поездки в связи с ВИЧ способствуют охране общественного здоровья или препятствуют передаче ВИЧ. Последние научные данные указывают на то, что имеющие доступ к антиретровирусному лечению люди с ВИЧ могут иметь вирусную нагрузку ниже уровня обнаружения, что существенно снижает риск передачи ВИЧ. Эти ограничения не имеют также никакого экономического обоснования, поскольку ВИЧ-инфицированные люди могут вести долгую и продуктивную рабочую жизнь».

    С начала 2016 года в Россию разрешили въезд иностранцам с ВИЧ, чьи супруги, дети или родители обладают российским паспортом или постоянно находятся на территории РФ. Запрет смягчили согласно постановлению Конституционного суда, который счёл незаконным выдворение из России и отказ в проживании гражданам Украины и Молдавии, которые имели детей или состояли в браке с гражданами РФ. Тем не менее, остальные иностранные граждане с ВИЧ-инфекцией по-прежнему подлежат депортации. Согласно закону, российскую визу, как для туристов, так и для дипломатов, выдают по предъявлении сертификата об отсутствии заболевания. Героиня нашей истории оказалась в двоякой ситуации, которую можно решить как в её пользу, сохранив семью, так и против неё: сейчас судьба одной «ячейки общества» в Удмуртии полностью зависит от решения суда.

    Жительница Беларуси, — назовем её Оля, — познакомилась со своим будущим мужем, россиянином из Ижевска, в сети Интернет. Молодым людям ещё нет тридцати: они полюбили друг друга и решили познакомиться поближе, поэтому Ольга приехала в Ижевск и поселилась у своего возлюбленного. Спустя некоторое время молодые люди приняли решение создать семью и узаконить свои отношения. Для того, чтобы подготовиться к торжественному событию и обустроиться на новом месте, Ольга решила официально устроиться на работу.

    Для официального трудоустройства иностранным гражданам на территории РФ необходимо получить вид на жительство (ВНЖ) либо разрешение на временное проживание (РВП): обязательное условие для получения этих документов — отсутствие у иностранца заболевания «ВИЧ-инфекция». В середине марта 2019 года Ольга сдала тест на ВИЧ, который дал положительный результат. Она сразу сообщила об этом своему жениху, но это никак не повлияло на его решение: он по-прежнему готов был на ней жениться. 1 апреля 2019 г. Ольга со своим избранником подали в ЗАГС заявление на регистрацию брака — регистрацию назначили на 7 мая.

    23 апреля 2019 года, в соответствии с российским законодательством Управлением Роспотребнадзора по Удмуртсткой Республике было принято решение о нежелательности пребывания (проживания) Ольги в Российской Федерации. На момент выявления ВИЧ-инфекции Ольга не являлась женой гражданина Российской Федерации, поэтому с юридической точки зрения формально решение было обоснованным и законным. Но с другой стороны, за 3 недели до вынесения решения Ольга со своим женихом подали заявление на регистрацию брака, который был официально заключён 7 мая 2019 года. Выдворить сейчас Ольгу из России — это значит, нарушить Постановление Конституционного Суда РФ от 12 марта 2015 года. Решение о заключении брака было принято по любви и взаимному согласию. Серьёзность намерений на создание семьи между Ольгой и её женихом подтверждается не только заключением брака, но и совместным проживанием и регистрацией Ольги по месту жительства с мужем, в жилом помещении принадлежащим ему на праве собственности, которое могут подтвердить свидетели.

    После получения уведомления о решении Роспотребнадзора молодые люди, несмотря на предсвадебные хлопоты, начали искать юриста, чтобы с его помощью обжаловать решение о нежелательности пребывания Ольги в РФ. Они нашли молодую девушку, с которой заключили договор, и которая составила для Ольги исковое заявление в суд. Суд заявление принял, но поскольку исковые требования Ольги нанятый юрист сформулировала неверно, в удовлетворении иска её было отказано. Первомайским районным судом г. Ижевска от 30 августа 2019 г. (мотивировочное решение изготовлено 06 сентября 2019 г.) по административному иску Ольги к Управлению Роспотребнадзора по Удмуртской Республики о признании незаконным и отмене решения о нежелательности пребывании (проживания) в Российской Федерации было принято решение об отказе в исковых требованиях.

    Стоит обратить внимание, что специфика ведения в суде дел, касающихся ВИЧ-инфекции, особенно в части миграции и депортации, требует, чтобы юристы имели определенные знания и опыт по ведению подобных дел, т.к. законодательная база РФ в отношении ВИЧ-инфекции постоянно претерпевает изменения, а в решениях судов многое зависит от человеческого фактора. Юрист этих тонкостей не учла, в результате чего суд Ольгу и её мужа не услышал, и над молодой семьей нависла угроза разлуки.

    Какие-то знакомые порекомендовали им обратиться к Александру Ездакову, — юристу, работающему в сфере ВИЧ, — и Ольга связалась с Александром. Юрист Ездаков внимательно изучил фотокопии всех документов этого дела, присланные Ольгой, и пришел к выводу, что предыдущий юрист неправильно выстроил тактику защиты интересов истца.

    Суду не было показано, что молодые люди имели серьезные намерения, о чем свидетельствует регистрация Ольги на собственной жилплощади жениха и подача заявления в ЗАГС после выявления ВИЧ-инфекции: молодой человек от Ольги не отказался. Также суду не был предъявлен ряд последних решений Конституционного суда РФ в отношении мигрантов с ВИЧ-инфекцией, в которых КС рекомендует правоприменителям на местах подходить индивидуально к каждому подобному случаю. Заключение Роспотребнадзора о том, что Ольга представляет опасность для окружающих, не было подкреплено в суде никакими доказательствами. Наоборот, женщина не скрыла своего полового партнера, указала его, как контактное лицо. ОН также сдал тест на ВИЧ: на 26 марта 2019 года его результат был отрицательным. ВИЧ-инфекция у Ольги впервые была выявлена в Российской Федерации, в Беларуси по данному заболеванию она, согласно ответу из Беларуси на запрос Роспотребнадзора, не состояла на учёте. Женщина вела себя абсолютно честно и открыто, ни от кого не скрываясь и не скрывая свой выявленный диагноз. Если бы Ольга начала оформление вида на жительство после заключения брака, то решение в отношении её о нежелательности пребывании (проживания) в Российской Федерации, при отсутствии с её стороны нарушения законодательства Российской Федерации, не выносилось бы.

    Между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь от 24.01.2006 заключено Соглашение «О порядке оказания медицинской помощи гражданам Российской Федерации в учреждениях здравоохранения Республики Беларусь и гражданам Республики Беларусь в учреждениях здравоохранения Российской Федерации» (в дальнейшем «Соглашение»), ратифицированное Федеральным законом от 28.02.2008 N 12-ФЗ. Согласно ст. 2 Соглашения, Ольга имеет статус «гражданин Республики Беларусь, временно пребывающий в Российской Федерации» — гражданин Республики Беларусь, прибывший в Российскую Федерацию и не имеющий вида на жительство или разрешения на временное проживание. Согласно ст. 5 Соглашения «Граждане Республики Беларусь, временно пребывающие и временно проживающие в Российской Федерации, имеют равные права с гражданами Российской Федерации на получение скорой медицинской помощи и медицинской помощи в случае возникновения у них в период пребывания в Российской Федерации заболеваний, представляющих опасность для окружающих». Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.12.2004 N 715″Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих», болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), входит в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих. На основании вышеизложенных аргументов на имя главного врача Ижевского Центра СПИД юристом Ездаковым от имени Ольги было написано обращение с просьбой взять её на диспансерное наблюдение с диагнозом «ВИЧ — инфекция».

    Поскольку лечение данного заболевания оплачивается гражданам РФ из средств федерального бюджета, супруги согласны самостоятельно покупать Ольге антиретровирусную терапию для лечения ВИЧ, если будут медицинские показания к началу лечения. Из Ижевского Центра СПИД получен ответ, что Ольгу берут на диспансерное наблюдение до решения судебного спора. 4 октября 2019 года Ольга подала в Верховный суд Удмуртской Республики Апелляцию на решение Первомайского районного суда г. Ижевска, которую ей составили юристы Александр Ездаков и Людмила Винс, где она просит отменить решение суда о нежелательности её пребывания (проживания) в Российской Федерации и вынести новое решение. Юристы Ездаков и Винс намерены лично защищать интересы Ольги в Верховном Суде Удмуртии, когда будет назначена дата заседания.

    Из Постановления Конституционного Суда РФ от от 12 марта 2015 г. N 4-П: «принятие в отношении страдающего ВИЧ-инфекцией иностранного гражданина или лица без гражданства, члены семьи которого постоянно проживают на территории Российской Федерации, решения о нежелательности его проживания в Российской Федерации либо об отказе в выдаче ему разрешения на временное проживание в Российской Федерации или об аннулировании ранее выданного разрешения и о депортации такого лица, при отсутствии с его стороны нарушений требований, которые установлены законодательством в отношении ВИЧ-инфицированных лиц, направлены на предотвращение дальнейшего распространения данного заболевания и соблюдение которых не позволяет рассматривать такое лицо в качестве несущего повышенные риски для окружающих сверх обусловленных свойствами данного заболевания (как они выявлены медициной на сегодняшний день), а также при отсутствии иных обстоятельств, свидетельствующих о необходимости применения к нему подобных ограничений, не может быть признано соразмерным и адекватным конституционно значимым целям и ценностям».

    Похожие профессии

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Close
    Close
    Adblock detector